Казаки — царский спецназ



К военной службе каждый казак готовился с детства. Однако служить приходилось не всем. Дело в том, что численность каждого казачьего войска была строго регламентирована и в армию призывалось лишь ограниченное число рекрутов, причем их число находилось в прямой зависимости от численности населения всей станицы. Призывались молодые люди или по жребию, или в добровольном порядке («охотники»). Порядок призыва был определен единым для всего казачьего общества и строго всеми соблюдался.

В каждой станице велись метрические книги, в которые станичные атаманы вносили всех без исключения лиц мужского пола — и сыновей  рядовых, и генеральских отпрысков. В соответствии с метрическими книгами станичным правлением изготавливались для проведения жребия именные списки всех «малолетков» с 19-летнего возраста, но  не старше 25 лет. Списки составлялись в порядке и очередности, соответствующих записям в метрических книгах. В них также включались лица, прибывшие на постоянное место жительства  из других областей. Одновременно с составлением списков призывников станичные атаманы предлагали на обсуждение схода и списки всех лиц, объявивших себя неспособными к отбыванию воинской повинности, а сход после освидетельствования объявлял «приговор». От призыва освобождались лица, обучавшиеся и окончившие средние и высшие учебные заведения, сельские учителя и другие.

В назначенный день станичные атаманы созывали все общество и «малолетков», достигших на 1 января следующего года 19-летия. Атаманы, командированные в станицы, зачитывали обществу предписание о воинской службе и расписание с указанием численности призываемых юношей. После этого зачитывали список всех «малолетков», причём пропущенные и новые фамилии вносились в него тут же.

Для проведения жеребьёвки заблаговременно изготавливалось столько же чистых, абсолютно одинаковых билетов, сколько молодых людей было внесено в список. Каждый билет имел свой порядковый номер, а лицо, командированное в станицу для жеребьёвки, вместе с тремя выборными сверяло число билетов с численностью призывного контингента. На старших по порядку номерах билетов тут же принародно делалась надпись «служить». Помечалось столько билетов, сколько рекрутов следовало призвать на службу. Если кто-либо изъявлял желание идти на службу добровольно — «охотником», то он жребий не тянул, а количество билетов, в том числе и подписанных, уменьшалось.

«Подписанные» и  «чистые» билеты однообразно сворачивались, перемешивались и высыпались в стеклянную урну, выставленную на всеобщее обозрения. После этого никто, кроме вытягивающего жребий, к урне прикасаться не имел права. Каждый юноша по списку подходил к урне, обнаженной по локоть рукой вынимал один билет и тотчас же показывал его присутствовавшему чиновнику. Номер билета объявляли во всё услышанье, а если на нем была и надпись «служить», отмечали в списке.

Номера жребия вынимались лишь один раз, и пережеребьёвка не допускалась ни под каким предлогом. Вместо отсутствующих юношей билет тем же порядком вынимал его отец, дед, мать или уполномоченный. После жеребьевки во всех станицах атаманы отделов составляли именные списки юношей, записанных в казаки, а наказной атаман приказом по войску зачислял их в служилые казаки сроком на 15 лет. После 15-летней полевой службы казаки на 7 лет переводились в разряд внутреннеслужащих, а затем увольнялись в отставку.

После принятия присяги молодые казаки три года состояли в приготовитель­ном разряде. Первый год они жили дома, готовились к полевой службе и экипировались за свой счёт. На второй — они уже обучались военной службе в станицах, а на З-й — в лагере. За эти три года казак должен был «совершенно приготовиться и снарядиться для службы».

Следующие 12 лет казак числился в строевом разряде. Первые 4 года он нёс действительную службу в так называемых частях 1-й очереди. Следующие 4 года он состоял в частях 2-й очереди («на льготе»), жил в станице, но должен был иметь верховых лошадей и ежегодно выезжать на лагерные сборы. Последние 4 года казаки числились в частях 3-й очереди, могли не иметь верховых лошадей и на лагерные сборы привлекались всего один раз.

После 15-летней службы в строевом (полевом) разряде казаки перечислялись в разряд внутреннеслужащих, служба которых состояла в караулах и в прислуге при военных учреждениях. При этом наряжались на службу казаки уже по очереди, каждый раз на срок не более одного года. Им разрешалось нанимать вместо себя и других лиц, с тем только условием, чтобы нанимаемые соответствовали предстоящей им службе. Внутреннеслужащие казаки, «наряжаемые на действительную службу», получали жалованье, провиант и приварочные деньги наравне со строевыми казаками.

Следует отметить, что всему казачьему сословию предоставлялись в царской России значительные льготы: особый порядок прохождения службы, освобождение от подушной подати, от рекрутской повинности, от государственного земского сбора, право беспошлинной торговли в пределах   войсковых территорий, особые права на пользование государственными землями и угодьями и др.

Но особые права налагали на казаков и особые обязанности. От воинской службы не освобождался ни один казак. Юноши, вытянувшие жребий «не служить», от обязанностей военной службы освобождались только формально, но на деле оставались в составе войска под наименованием «неслужилых казаков». Они за всё время, которое должны были бы пробыть на полевой и внутренней службе, т.е. на протяжении 22 лет, вносили в войсковую казну определенные платежи, размеры которых устанавливались царем, и исполняли все войсковые, земские повинности наравне с внутреннеслужащими казаками. Все казаки, идущие на службу, получали от остающихся дома казаков полевого разряда «подмогу», достигавшую 350-400 рублей. Освобождались от платежей неслужилые казаки только тогда, когда получали право на увольнение от полевой и внутренней службы. В исключительных случаях, «если польза государства» требовала, всё казачье население, служилое и неслужилое, могло быть призвано на службу.

Льготы, привилегии... Да, но какая героическая самоотдача при этом. Не было ни одной реляции с поля боя, в которой бы не отмечались удаль, храбрость, самоотверженность казаков. Бессменный авангард России, говоря современным языком, царский спецназ, направлялся на самые ответственные и опасные дела, в рискованные экспедиции, «горячие точки». В мирное (для всех остальных) время казаки живой стеной прикрывали рубежи Отечества. На войне вели поиск, разведку боем, осуществляли рейды в тыл врага, диверсии...

Так, в период Большой Кавказской войны XIX века на коммуникациях  горцев эффективно действовал  казачий спецназ — пластуны (от слова пласт, то есть лежащие пластом) — пешие команды и части Черноморского, а затем Кубанского казачьего войска. Главная задача этих подразделений  заключалась в том, чтобы уберечь станицы от внезапного нападения  горцев. С этой целью им предписывалось вести непрерывное наблюдение за кордонной линией из потайных мест-секретов, залегать своеобразным живым капканом на путях возможного проникновения врага в глубь казачьих земель.

Тактика действий пластунов складывались веками. В походе они находились в передовом разведывательном дозоре, на привале — в засаде в боевом охранении. В полевом укреплении — в постоянном поиске по окрестным лесам и ущельям. При этом пластуны ночью группами от 3 до 10 человек проникали глубоко в расположение неприятеля, наблюдали за ним, подслушивали разговоры.

В интересах скрытности ведения разведки пластунам разрешалось носить даже крашеную бороду. Многие из них знали местные наречия, нравы и обычаи. В некоторых аулах у пластунов были приятели — кунаки, сообщавшие им замыслы противника. Однако сведения, полученные даже от самых закадычных друзей-кунаков, всегда подлежали тщательной проверке.

При боевом столкновении в ходе разведывательного рейда пластуны почти никогда не давались в руки врагам. Считалось правилом, что пластун скорее потеряет жизнь, чем свободу. Умело выбрав позицию и заранее наметив пути отхода, пластуны в случае преследования отстреливались или молча укрывались на местности. В обоих случаях противник опасался немедленно открыто атаковать небольшой отряд разведчиков, зная меткость пластунского выстрела и опасность засады. Сбив таким образом «кураж» у преследователей, пластуны отходили. Раненых в беде не бросали, погибших — хоронили на месте или по возможности уносили с собой.

В старопечатных изданиях дореволюционной России сохранилось немало рассказов о действиях этих подразделений. Героические поступки казаков вошли  в устное народное творчество. Отличительная черта казачьего сословия состояла в том, что лица, поступившие однажды в это сословие, оставались в нём навсегда, утрачивая связь с тем сословием, к которому принадлежали ранее. Выход из войскового сословия воспрещался безусловно, причем казакам запрещалось даже «вступать в брак с посторонними лицами». Не допускался также переход казаков на службу в посторонние ведомства или в регулярные войска.

Вместе с тем офицеры регулярных войск иногда переводились в казачьи полки. При этом их звания переименовывались следующим образом: майоры — в войсковые старшины; капитаны и ротмистры — в сотники; подпоручики, прапорщики и корнеты — в хорунжие. Нижние чины проходили службу на должностях фельдфебелей, урядников, горнистов, приказных, писарей, фельдшеров и обозных казаков. Права и обязанности рядовых, унтер-офицеров и офицеров были строго регламентированы и неукоснительно соблюдались.

Так, дисциплинарный устав был утвержден царем и объявлен приказом по военному ведомству. Например, на рядовых и ефрейторов налагались следующие взыскания:

«1. Воспрещение отлучаться из казармы или со двора на время более или менее продолжительное.

2. Назначение на случающиеся по роте работы, не более как на восемь нарядов.

З. Назначение не в очередь на службу, на время не бoлee восьми суток.

4. Простой арест, на время не свыше месяца.

5. Строгий арест, на время не свыше двадцати суток.

6. Усиленный арест, на время не свыше восьми суток.

7. Лишение ефрейторского звания и смещение на низшие степени и меньшие оклады.

8. Неудостоение к награждению нашивками».

Кроме того, по решению суда нижние чины могли быть подвергнуты наказанию розгами до 50 ударов.

Высокая требовательность к личному составу в сочетании с круговой порукой казачьего общества и многовековыми историческими традициями позволили превратить казачьи войска в наиболее боеспособную и вместе с тем верноподданническую часть русской армии. Они несли службу в царских конвоях, охраняли великокняжеские дворцы,  усмиряли непокорных, разгоняли демонстрантов.

Много чем приходилось им заниматься, но звание защитника земли российской несли они с достоинством и честью, строго выполняя единожды принятую присягу...

Источник




Добавить комментарий